Как танки учились воевать. Победный 45-й (WoT)

Как танки учились воевать. Победный 45-й (WoT)

Танк Т-34-85 на площади в Берлине

Советские танковые армии «на пике формы», в 1945 году, были универсальным боевым инструментом огромной мощи. Каждое такое объединение могло насчитывать до тысячи танков и самоходных орудий, а кроме них — артиллерию, пехоту, автомобили и вспомогательные части. В начале войны казалось невероятным то, что танковая армия способна за считанные дни прорваться в глубину обороны противника на 500–700 километров, окружая и громя его войска, преследуя отступающих и не давая им занять выгодные рубежи. К концу войны невозможное стало реальностью.

Кулак, а не пятерня

Боевой опыт, накопленный в годы Великой Отечественной войны, научил советские бронетанковые силы полагаться не только на калибр орудий и толщину брони. Усовершенствованная разведка, связь и взаимодействие различных родов войск стали фундаментом многих успешных боевых операций. Армия научилась сжимать растопыренные пальцы в единый крепкий кулак.

В теории танки должны были входить в чистый прорыв, сохраняя силу для действий в глубине вражеских позиций. На практике именно  удар бронетехники часто помогал пехоте взломать оборону

На разработку плана наступления старались отводить достаточно времени — от двух недель до полутора месяцев. За этот срок можно было проработать детали на каждом уровне, от армии до танкового батальона. Штабисты работали с большим объёмом информации: картами, данными аэрофотосъёмки, планами городов, радиоперехватами, результатами опросов местных жителей и военнопленных.

Благодаря улучшившейся надёжности бронетехники и возросшему уровню подготовки механиков-водителей стало возможным незаметно накапливать силы для удара в районах, удалённых от фронта. Танковые армии перебрасывались туда скрытно, как правило, по ночам. Для движения техники отводились специальные дороги, по которым запрещалось двигаться другим видам войск.

Оказавшись на позициях ожидания в нескольких десятках километров от передовой, офицеры-танкисты изучали оборону противника и налаживали взаимодействие с другими войсками. Танкисты, лётчики, пехотинцы, артиллеристы делились боевым опытом, вникая в специфику действий «коллег». После такого обсуждения, уже в бою, они даже узнавали друг друга в радиопереговорах.

В исходный район для наступления танки обычно выходили в последний момент, когда на противника уже обрушивались сотни тысяч артиллерийских снарядов. В теории танковые армии должны были входить в чистый прорыв, сохраняя силу для действий в глубине вражеских позиций. На практике именно концентрированный удар бронетехники часто помогал пехоте взломать оборону. Танковые части и соединения также могли использоваться для того, чтобы завершить прорыв.

В финальных боях Великой Отечественной войны танковую армию прикрывало с воздуха большое количество истребителей, а также поддерживали штурмовики и бомбардировщики. Летом 1945 года, во время войны с Японией, 6-я гвардейская танковая армия получила даже собственную эскадрилью самолётов-разведчиков.

Порхать как бабочка, жалить как пчела

Большое внимание в эндшпиле войны уделялось подготовке небольших по численности, но сложных по составу передовых отрядов. В них входили танки, самоходные орудия, автоматчики на вездеходах, пулемёты, миномёты плюс мощные радиостанции армейского уровня. Эти отряды врывались в города, перехватывали дороги, громили ничего не подозревающие колонны противника, захватывали ключевые позиции. К примеру, в апреле 45-го всего два десятка танков и САУ с ротой автоматчиков при поддержке с воздуха прорвались в центр Вены и удерживали его до подхода основных сил.

3)	Солдаты и танки Т-34-85 2-й гвардейской танковой армии в БерлинеСоветские танки раз за разом оказывались в немецком тылу настолько внезапно, что противник не успевал отреагировать, а часто даже принимал их за свои. Этому помогала и фронтовая смекалка: обычное ведро, надетое на ствол «тридцатьчетвёрки», издали очень напоминало дульный тормоз, применявшийся на немецких танках конца войны. Пока противник был в замешательстве, выигрывались драгоценные секунды боя.

В начале войны, во времена своих стремительных прорывов, немецкие танкисты обеспечивали нацистское министерство пропаганды множеством победных фотоснимков и кинороликов. В 45-м ситуация изменилась зеркально. Теперь уже советские военные корреспонденты получили богатый материал для съёмок. Немецкая бронетехника, брошенная без горючего или внезапно захваченная при выгрузке из поезда, штабеля трофеев и бесконечные колонны военнопленных — было что показать советским людям, ждущим победы.

А советские танкисты, вырвавшиеся вперёд в наступлении, заправляли свои машины трофейным горючим и шли дальше, сметая противника.

Замечательным средством прикрытия танков, оказавшихся в городе, были американские зенитные самоходные установки М17, которые поступали в Красную армию по ленд-лизу. Ливень пуль из их счетверённых пулемётов буквально сметал врагов, пытавшихся стрелять по танкам. Отечественные крупнокалиберные пулемёты ДШК также ценились у советских танкистов.

Сила в единстве

Разные виды войск старались помогать друг другу. Офицеры-корректировщики из танков, оснащённых радиостанциями, вызывали и корректировали огонь артиллерии. Артиллерия своим огнём обеспечивала фланги прорыва. Авиация мешала противнику найти и атаковать танковые колонны, оперативно доставляла горючее, лётчики придавались наземным войскам и наводили самолёты на цели. В качестве ответной «любезности» танкисты нацеливали специальные отряды на захват вражеских аэродромов, где авиатехники тут же приступали к работе, готовя перебазирование своих самолётов.

Берлинские баррикады толщиной в несколько метров выдерживали попадание танкового снаряда. Тогда на помощь танкам приходили сапёры, подрывавшие завалы и баррикады при помощи зарядов взрывчатки или противотанковых мин.

Владея инициативой, советские войска могли оперативно восстанавливать подбитую технику с мест недавних боёв, а также лечить раненых. Танки чинили настолько быстро, что уже в ходе наступлений до 90% пополнения техники приходило из ремонта, а не с заводов. Две трети потерь в экипажах возвращали в строй военные медики. В таких условиях Третий рейх не могло спасти ни чудо-оружие, о котором мечтала нацистская верхушка, ни асы-военные, которых с каждым днём становилось всё меньше.

В 1945 году в составе Красной армии было шесть танковых армий. Все они были гвардейскими, а это звание просто так не давали. Советские танкисты заслужили его в тысячах боёв на всех фронтах от Германии до Дальнего Востока. Они были элитой Красной армии — одной из сильнейших в ХХ веке.

(c) 2015 World Of Tanks


ВИДЕО ДНЯ